Genichesk.Info

Установка самотраха на дереве

Браконьер ухватил Яиика за ворот пальтишка и придавил ко мху. «А, это ты тот мальчишка, который мне косуль пугает? Сейчас я тебя съем!» Страшная голова совсем рядом. Из-за острых зубов высовывается длинный красный язык, колючая борода тычется Янику в лицо, царапает нос, душит.

«Помогите! Помогите!» — кричит он, но слова застревают в горле.
Собрав все силы, Яник борется со стариком, отталкивает его и… с трудом разлепив глаза, видит у себя на груди черную собачью морду, ласковые, карие глаза. Лацис — так назвали приблудного пса — стоит возле кровати и виляет хвостом, постукивая  им  по  свисающей  простынке.

Яник облегченно вздохнул и прижал к себе голову Лациса, которую только что в ужасе отталкивал. Какое счастье проснуться в своей кровати, а не в лапах браконьера! Янику сразу вспомнилось все, о чем думал ночью, перед тем как заснуть.

—  Андрис!  — Он посмотрел  на  постель брата,  но та уже пуста.

—  Андрис! — позвал Яник громче. Неужели брат сегодня ушел, не попрощавшись?

Огорченный Яник вылезает из кровати. Все уже обдумано, только бы с братом поговорить, посоветоваться.  Ну, что ж, придется действовать самому. Зато какая будет неожиданность для Андриса! Яник приступил к одеванию. Фу ты, какие короткие руки, не дотянешься до пуговиц на спине! Яник пыхтел и злился, но делать  нечего — пришлось  идти  на  кухню  к  маме,  пусть поможет.

Погода сегодня хорошая. Одевшись, Яник стал готовиться к осуществлению своего плана. Долго он вчера думал. Разумеется, кое-какие мелочи еще не совсем ясны, да ничего, на месте будет виднее.

Прежде всего надо раздобыть длинную веревку. Веревки хранятся на кухне в ящике. Спросить у мамы? Наверняка ведь не даст. Станет дознаваться, зачем ему веревка. Не скажешь же ей так прямо: чтобы ловить браконьера! А объяснять взрослым, что без веревки в таком деле не обойтись — ох, до чего это трудно! Ничего-то взрослые не понимают, другой раз даже выслушать его не хотят.

А если взять без спросу? Что тут такого? … Потом, конечно, положить на место. Ведь там есть еще несколько мотков…

Жаль, что у него нет карманов. У всех есть, только у него нет. Говорят, маленьким детям карманы не нужны. А куда веревку девать? Яник засунул моток за пазуху. В сенях он столкнулся с матерью. Плохо его дело — теперь обязательно заставит сначала покушать.

—  Пойдем-ка завтракать, сынок. Мать повела Яника к столу.

—  Ну, мне же не хочется есть! Мама!

—  А как же мой Яник вырастет большой, если не будет есть?

—  Все равно я так медленно расту…

Все казалось невкусным, даже брусничное варенье. Яник смотрел на мать: и как она может есть так много? Взрослым некуда торопиться… Все у них делается вовремя, без опоздания. Правда, мама говорит, что «работа работу подгоняет», но разве бывает у них так, чтобы нужно было куда-нибудь бежать со всех ног, как Янику?

Мать подозрительно глянула на него, даже есть перестала.

—  Малыш, а что у тебя там болтается?

—   Где? — не понял Яник.

—  Что за бечевка? — Мамина рука  протянулась над столом и ухватила кончик веревки, который вылез из-под штанишек Яника.

—  Это. .. Это бечевка от западни!

—  Да? А я думала, это моя, из ящика на кухне. Ну, все пропало! Однако, сдаваться нельзя.

—  Нет, теперь это бечевка для западни.

Яник смотрел на мать. Неужели отберет? Уже почти весь моток вытащила. Яник схватил оставшийся кончик.

—  Я принесу и положу. Ну, пожалуйста!

—   Когда ты принесешь?

В самом деле, когда же он ее принесет? Что сказать?

—  Когда   браконьера   поймаю, — недолго  думая,   нашелся он.Мать пристально посмотрела на Яника. Оба все так же держались за веревку.

—   Ну, так лови его поскорее, веревка мне будет нужна.

—  Ага, мамочка! Я его скоро-прескоро поймаю.

Яник прямо ушам своим не верил. Какая мама все-таки добрая!

—  Только почему ты меня не спросил, а сам взял веревку?

Янику стало очень стыдно оттого, что он так плохо думал о маме.

—  А вдруг бы ты не дала? Мама перестала улыбаться.

—  Сам подумай: как я могу не дать? Изловить браконьера — наше общее дело. Только не засиживайся у западни слишком долго!

Наконец все было улажено, и Яник бодро шагал в лес. В руке поскрипывало старое игрушечное ведерко, полное камешков и осколков кирпича.
Дело ясное — западню надо устроить у Косульей полянки. Но когда Яник вошел в лес, ему стало немножко пе по себе. До поляны довольно далеко. Пока дом не скрылся из виду — еще ничего, но когда тропинка повернула и дом исчез за деревьями, Яник в нерешительности остановился. Зайти малость подальше? А что, если устроить западню прямо здесь? Яник стоял и раздумывал, глядя на убегающую в глубь леса еле приметную стежку. Все-таки лучше здесь. Ведь браконьер ходит повсюду! Ну, за дело, — решил Яник окончательно. Хорошо, что с ним Лацис. Вот он сидит, раззевался, показывает свои белые зубы. Когда Лацис рядом, ничего не страшно, как будто ты с Андрисом. Лацис большой и сильный. Яник быстренько поглядел во все стороны. А чего бояться-то? Верно — в лесу есть еще волки и рыси, но не взбредет же им в голову прийти сюда именно сейчас. Вот только не наскочил бы сам браконьер! Яник боится его больше всего. Хорошо, что дальше не пошел, — тут хоть дом рядом!

Яник поставил наземь свое ведерко и вытер вспотевший лоб. Лопатка — с собой, надо в первую очередь выкопать яму: западня-то придумана двойная. Яник изо всех сил вонзил лопатку в землю. Она заскрежетала так, будто наткнулась на камень. Что же это такое? Яник уперся в лопатку ногой, та соскользнула, ноги разъехались, и вот, не успел он опомниться, как уже сидел на земле. Лопатка только мох сверху   сковырнула,   а   глубже   земля   еще   твердая, не оттаяла. Присев на корточки, Яник попробовал в разных местах воткнуть лопатку — не получилось. Кругом земля еще мерзлая. Плохо! От ямы, значит, придется отказаться, а заодно отказаться и от заманчивого зрелища, которое со вчерашнего вечера, как наяву, маячило перед глазами…

… Посреди тропинки глубокая черная яма, в яму провалился браконьер. Он кричит, барахтается, а Яник и не думает его выручать. Пусть побарахтается денек, другой, третий! Кормить его будут только водой и сухими корками. Совсем ничего не давать нельзя — еще умрет с голоду. За это Янику самому влететь может.

Ну, раз не будет ямы, надо приниматься за другую ловушку.

Андрис дважды видел в школе кинокартину про охотников, там был показан самострел. Андрис даже нарисовал Янику, как было привязано ружье к дереву и как протянута веревка. Поначалу Яник ничего не понял, а теперь — ого! Пусть только его спросят, что такое самострел и как он ставится!

Ружья у Яника нет, и вообще устраивать такие самострелы запрещается, — зато есть ведерко и веревка. Ведерко, правда, старенькое, дно проедено ржавчиной, да для такого случая сойдет. Слегка подшибить браконьера все же надо.   Не   очень   сильно,   а   так (только, чтобы запомнил и никогда больше не приходил сюда. Для того Яник и набрал камешков, кирпичей и штукатурки. Здорово получится, когда все это вместе с ведерком трахнется вниз!
Для ловушки Яник выбрал сосенку рядом с тропой. Кряхтя и отдуваясь, он стал карабкаться на деревцо; ведерко было повешено на левую руку. Ух, как далеко внизу осталась земля!

Лацис, задрав голову, удивленно смотрел на своего хозяина.

И вот ведерко привязано к двум сукам. Яник осторожно спускался вниз.

Он был уже почти у земли, когда над головой раздался треск. Глянул вверх и тут же втянул голову в плечи. Ведро со всей начинкой, прыгая по сучкам,   летело прямо   на   него.   Ну,   пропал! .. .   Нет, все-таки пронесло, только куском штукатурки   угодило   по   макушке.   Лацис отскочил,    ощетинился    и   залаял    на ведро, которое все еще тихонько катилось по дорожке.

Яник пощупал, цела ли голова. Кажется, цела, только шапка вся в известке. И он снова полез на дерево. Уф-ф, нелегкая это работа — браконьеров ловить! Яник пыхтел, как закипающий чайник.

Спускаться надо совсем, совсем тихонечко. Лишь бы на этот раз ведро не свалилось! Ствол сосенки сотрясался от каждого движения Яника, покачивалось и ведерко. Однако теперь удалось слезть благополучно.

Высоко вверху в расселине меж двух сучьев чернело ведерко. Чтобы увидеть его, нужно здорово задрать голову. — До него, наверно, целый километр, а то и два будет, — сказал Яник Лацису.

Пес не возражал, только кивал головой. Приятно разговаривать с Лацисом. Он никогда не спорит с Яником. — А теперь протянем веревку.

И тут Лацис не возражал. Конец веревки надо было занести на вторую сосенку, через тропинку. Лацису надоело сидеть, задрав морду кверху. Странно ведет себя хозяин сегодня — по деревьям чего-то лазает! Лацис со скуки взял в зубы веревку и легонько потянул за нее.

—  Лацис! Лацис! Не дергай! — донесся сверху сердито-жалобный возглас.

Веревка выскользнула из рук Яника и упала на землю.

—  Ну что ты за дурак, — укорял Лациса слезший с дерева Яник. — Веревку у меня из рук вырвал!

Лацис только хвостом вилял.

—  Ступай домой! Домой сейчас же, тебе говорят!  — Яник махал ручонками перед самой мордой собаки.

Лацис в недоумении отошел от него и улегся. Яник снова влез на сосенку. Теперь надо как следует обдумать, через какой сук пустить веревку. Потом он протянет ее над тропинкой и привяжет к стволу первой сосенки. Работы еще много…

Ну, наконец-то готово. Даже спина взмокла. Труднее всего с этими узлами. Как их там полагается завязывать, ни за что не вспомнишь. Лучше и вернее всего — скрутить оба конца вместе, навертеть всяких петель, пока не получится толстый комок. Он так крепко держится, что даже мама с папой вдвоем не могут распутать, когда Яник по своему способу завяжет хотя бы шнурок ботинка. Не то, что другие завязывают, — чуть потяни за кончик и развяжется. Да, узлы на дужке ведра и на сосенке Яник завязал здорово, ничего не скажешь!

Вообще-то Яник понимал,- что такой штуковиной изловить браконьера нельзя — разве только напугать. Вот если у него ноги запутаются в веревке — тогда ему не убежать. А что? Еще как за путаются-то!

Жаль, некому показать. Мама так далеко не пойдет. Неужели же никто не увидит эту замечательную западню? Ну, пусть хоть Лацис оценит ее! Куда он запропастился?

—  Лацис! Лацис, ко мне! Ты где? .. Знаешь, что это такое?

Лацис взглянул довольно равнодушно и почесал лапой за ухом.

—  Это.. .  а  как  же это  назвать? ..  Это,  чтобы  само трахнулось… Самотрахалка! — осенило Яника. — Ты понимаешь, что такое самотрахалка? Это, Лацис, такая штучка — только держись!

—  Яник! Яник! Обедать! — донесся издали мамин зов. Тут только Яник, наконец, сообразил, что его все время донимало. Голод! Утром-то не было времени поесть.

Он еще раз окинул довольным взглядом свою самотрахалку. Вот это работка!

—  Ну, Лацис, побежали домой!

А.Дрилэ Похождения ребят из Лесного

Запись опубликована в рубрике Литературная страница с метками ,
Genichesk info
Отдых в Украине: https://vidpochivai.com.ua/